поддержать
/ «Мозг – это мы»: М. А. Пирадов о здоровье мозга и возможностях памяти

21 июля 2024

«Мозг – это мы»: М. А. Пирадов о здоровье мозга и возможностях памяти
Здоровый мозг – это основа эффективного взаимодействия человека с обществом, основа его функционирования внутри социума, чем бы он ни занимался. Это касается любого человека вне зависимости от его интеллектуального уровня и рода деятельности: и политических деятелей, и дворника на улице, выполняющего самые простые действия. Если с мозгом все в порядке, человек хорошо делает свою работу, если с его мозгом что-то не так, он выпадает из общества.

Без здорового мозга мы перестаем быть собой. Нам всем известны примеры Маргарет Тэтчер, Рональда Рейгана: болезнь Альцгеймера – и все. Только мозг делает нас нами, такими, какие мы есть, позволяет жить, работать, любить, творить.

Уникальность фонда «ФРОНТМЕД» для меня в первую очередь заключается в сложности и значимости поставленных задач: мы изучаем и раскрываем возможности Мозга. Если у человека прекрасно развиты мышцы, работают печень, почки, легкие и другие органы, но есть проблемы с мозгом, то вряд ли такая жизнь по понятным причинам нужна ему и его близким. И если нужно куда-то вкладывать деньги, так это в изучение мозга человека и улучшение его функций. Все остальное по большому счету не имеет смысла.
«Сохраняем здоровье мозга»: можно ли его сохранить и что это в действительности значит

Мозг новорожденного ребенка девственен. Малыш растет, его мозг развивается, появляется память. Мы помним себя далеко не с самого начала, не с первых дней своей жизни. Постепенно мы обретаем память на те события, которые давно прошли. Большинство людей помнят себя, когда им было три года, а когда был год – не помнят ничего. Мозг созревает постепенно.

До 25 лет организм человека занят построением структур тела, после ситуация меняется. Примерно с этого возраста мы начинаем стареть, начинается процесс увядания. Каждый день мозг теряет какое-то количество из 86 миллиардов нейронов. Никто не знает, какое точно, кстати. А потом вдруг в 40–45 лет, а у кого-то в 50 лет возникает ситуация: «Как же его зовут?» или «Что же это за слово?!»

И это происходит не один раз в полгода, ведь каждый имеет право что-то не вспомнить: забывание – одно из свойств мозга. Вдруг становится понятно, что это уже система. Ты не помнишь одно, забываешь другое. И ты себя ловишь на мысли, а хуже, если это замечает кто-то другой: «Ну ты что? Я же тебе вчера об этом говорил!» И ты понимаешь, что что-то с тобой не так и в мозге начались некие негативные процессы.

Для того чтобы сохранить такие свои способности, как память, концентрация внимания, абстрактное мышление, интуиция и др. – все то, что мы называем когнитивными функциями, – необходимо поддерживать мозг в определенном состоянии. Сегодня это можно сделать с помощью тренировок или фармакологии. Но пока и то, и другое дает незначительный результат.

Здоровье мозга – это сохранение его когнитивных функций на том уровне, на котором они находятся в 30–40 лет.

По снимкам видно, как сильно отличается мозг человека в 20 и 70 лет. На изображениях мозга 70-летнего человека мы видим, что мозг атрофируется, становится меньше по объему, его масса уменьшена. Очень похоже на то, как выглядит рука после снятия гипса. Наша задача – найти способ сохранить мозг здоровым как можно дольше в течение жизни человека.

Мы прекрасно изучили функционирование почек, сердца, разобрались в работе других органов. А что касается работы мозга, мы только подходим к настоящему изучению. Потому что это самая сложная и самая ранимая структура на нашей планете.

Наука и возможности мозга

Мы еще очень далеки от того, чтобы понять, как точно работает наш мозг, изучить нейронные связи, воспроизвести их работу. Мозг человека состоит из 86 миллиардов нейронов. Некоторое время назад ученые взяли простейшее живое существо – нематоду, это маленький червячок. У нее 302 нейрона. Ученые изучали взаимодействие каждого нейрона с другими, и на это у них ушло 15 лет. При нынешнем уровне возможностей человечества нам потребуется четыре миллиарда лет, чтобы изучить человеческий мозг.

Два главных двигателя науки: с каким сложнее?

Науку двигают вперед только две вещи: идеи и методы. Идеи – это самое сложное. Речь, конечно, идет об идеях, которые двигают вперед человечество, таких идеях, как теория относительности, открытие рентгеновских лучей, сверхпроводимость, ДНК и т. д. Идей никогда не бывает много. Идеи такого уровня дают скачки для развития человечества. С методами ситуация обстоит чуть проще. Для того чтобы создать тот или иной метод, технологию, необходимо адекватное финансирование.

Перефразируя, можно утверждать, что для развития науки нужны идеи и деньги. Без этого никакого развития не будет. Очень часто эффективность исследований или их возможность упирается в ограниченное финансирование.

Выучить четыре иностранных языка за год? Легко!

Кто откажется от возможности выучить китайский язык за три месяца? Все, что для этого необходимо, – это память. Нужна фотографическая память. Вспоминаются фильмы про наших разведчиков: герою показывают страницы с бесконечными цифрами, он быстро перелистывает их и все запоминает. Чтобы говорить свободно на иностранном языке, достаточно 5000–6000 слов. Представляете, что вы запоминаете их за неделю?! И через пару недель, подучив грамматику, вы говорите на иностранном языке. Теоретически это возможно.

Одно из фундаментальных направлений в научных программах нашего фонда – исследования по увеличению объема памяти человека. Они сегодня проходят в ФГБНУ «Научный центр неврологии». Нам уже удалось добиться краткосрочного увеличения объема памяти на 20%. Целый ряд лабораторий мира, и мы в том числе, работают над тем, чтобы этот эффект закрепить не на пять-шесть недель, а на год и более. И увеличить не на 20%, а на все 50%. Выучить четыре языка за год – это реальность.

Наука – это бесконечный поиск: можно ли ускориться?

Чтобы ускорить процесс, оптимизировать его, приблизиться к достижению результата, необходимо финансирование. Как поможет дополнительное финансирование нашим исследованиям?

Мы можем пригласить для работы дополнительных специалистов в конкретной области исследования: например, без нейропсихологов изучать память невозможно. Мы сможем арендовать лабораторию, где находится необходимый прибор, который позволит быстрее продвинуться в работе, и так далее. Справедливости ради надо сказать, что наш Центр неврологии оснащен на уровне лучших европейских неврологических центров. В России мы единственные в стране имеем два трехтесловых магнитно-резонансных томографа, один из которых самый мощный в мире в своем классе, а всего их у нас пять. Мы лидеры в стране и признанные европейские авторитеты в области функциональной магнитно-резонансной томографии, навигационной транскраниальной магнитной стимуляции, а также в ряде других направлений нейронаук.

Возвращаясь к памяти следует подчеркнуть, что дополнительная сложность таких исследований заключается в необходимости большого количества добровольцев. Их нужно действительно много, и далеко не все подходят. Кстати, добровольцам мы тоже платим за участие в испытаниях. У одних мы стимулируем одну зону мозга, у вторых – вторую, у третьих – третью, подбираем различные режимы стимуляции, их периодичность…

Это наука, это бесконечный поиск.